Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

я

Мои твиты

  • Пт, 18:49: Не могу представить себе бОльшей подлости, чем бросить тысячи стремящихся вернуться домой сограждан. Духовность!
  • Пт, 18:56: Патриарху не сказали, что лучи, испускаемые мигалкой, полностью блокируют эффект молитвы. Обращения из бронированно… https://t.co/zIv0RFDl3u
  • Сб, 04:13: Слово из трёх букв - МЧС - исчезло из нашего лексикона.
я

Мои твиты

  • Сб, 15:45: Коля! Ю.Петров, может, и замечательный, но понятие «главный историк» - совковая дикость. Главный - это приставка к… https://t.co/QbDP8bqlA3
  • Сб, 16:21: Сегодня прощание с Сергей Шаров-Делоне За него не стоит просить Бога - у него с Богом все хорошо. Сделанного им - д… https://t.co/FUY134nazl
  • Сб, 16:23: У вас есть минута, чтобы помочь? https://t.co/An64YalcTd
  • Сб, 17:18: Что вы все ополчились на Комиссию по этике, осудившую Гасан Гусейнов? Не все сразу. Дайте срок - будут выражаться н… https://t.co/aDg77A8CEQ
я

Атеист о Боге и Церкви

Высказываясь о Pussy Riot – требуя, чтобы их не держали в тюрьме – я вовсе не предполагал ни одобрять того, что они сделали, ни, главное, вступать в полемику с РПЦ. Но именно в такую полемику меня и втянули – и в «Поединке» у Соловьева, и в других местах. Стали спрашивать, какой я веры, а раз атеист, то какое дело мне, безбожному еврею, до Православия. Сами, мол, разберемся.

Хотя история с Pussy Riot, по-моему, касается всех, а вовсе не только Церкви, а потому разговоры об отношении к религии участников конфликта и высказывающих по поводу него свое мнение, как минимум, неуместны, хочу, раз были такие вопросы, пояснить, какое дело мне до Бога и Церкви.

Я атеист, т.е. не верю в Бога. При этом, для меня очевидно, что наша страна, хотя верующих в ней, на мой взгляд, намного меньше, чем об этом говорит РПЦ, принадлежит христианской культуре, что евангельские принципы лежат в основе принятой у нас морали и, шире, отношения к миру и к человеку. В контексте христианской, точнее, православной культуры живем все мы, вне зависимости от принадлежности к той или иной конфессии или, вообще, отношения к религии. Принцип свободы совести этого факта не отменяет. Ты имеешь полное право быть атеистом, огнепоклонником или кришнаитом, но не осознавать того, что именно православное христианство создало Россию, просто неадекватно. Отсюда, правда, не следует, что РПЦ и ее паства имеют какие-то особенные права на нашу страну – требовать этого, по-моему, то же самое, что носить ордена предков как свои собственные. Россия в одинаковой степени принадлежит всем нам.

Отсюда следует:

Во-первых, апелляция к Евангелию естественна как для верующих любых конфессий, так и для неверующих.

Во-вторых, люди, принадлежащие РПЦ, не имеют никаких особых прав по сравнению со всеми другими. Их чувства должны быть защищены ровно в такой же степени, как чувства всех остальных, не меньше, но и не больше. А в случаях, когда они нарушают закон и нормы морали (например, когда они громят не понравившуюся им выставку или бьют женщину с не нравящимся им плакатом), они должны отвечать по закону. Их вера не может служить смягчающим основанием. А в плане морали, с учетом духа учения Христа, является лишь отягчающим.

В-третьих, Церковь должны быть не только де-юре, но и де-факто отделена от государства, она не имеет право ничего навязывать, а как любая другая общественная организация может лишь предлагать.

В-четвертых, до тех пор, пока, по факту, РПЦ является государственной Церковью, все в ней происходящее, вплоть до стоимости часов иерархов, касается каждого гражданина России. А значит, и меня.

P.S. Прилагаю свое письмо Патриарху, отправленное в бытность его Митрополитом (на это письмо он ответил!), и выступление в его присутствии в Храме Христа Спасителя на Всемирном Русском Народном Соборе летом прошлого года. Это выступление широко комментировалось как в церковной печати, так  и самим Патриархом.      

я

Я знаю Немцова 20 лет

Я знаю Немцова 20 лет. Он не святой. Я, кстати, тоже. Но, выбирая того, кому можно доверять, с кем можно иметь дело, я бы выбрал его. Важно, конечно, что человек говорит. Но более важно, что он ДЕЛАЕТ. Немцов никогда не совершал подлостей и всегда держал слово. Не уверен, что то же самое можно сказать обо всех, кто сегодня, восхищаясь собственной непогрешимостью, публично осуждают его. А мое отношение к Борису не изменилось.
я

Мое выступление на Всемирном русском народном соборе

Ваше Святейшество, господа!

Спасибо за оказанную мне честь - возможность выступить перед этим высоким собранием в присутствии Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси. Тот факт, что организаторы Собора решили дать слово атеисту и этническому еврею, человеку, публично спорившему со Святейшим Патриархом, является, по-моему, ярким свидетельством вашего стремления к единству всего нашего народа вне зависимости от национальности и отношения к религии.

Искреннее уважение, которое я испытываю к Святейшему Патриарху и ко всем вам, требует от меня не ограничиваться формальным приветствием, а в пределах предоставленного мне времени высказаться по сути обсуждаемых вопросов, хотя бы для того, чтобы вы услышали точку зрения, вероятно, не совпадающую с позицией многих из тех, кто собрался здесь.

Будучи человеком не воцерковленным, я, разумеется, не имею никакого права касаться сугубо церковных тем, но как гражданин России могу, а значит, обязан говорить о таких взаимоотношениях Церкви и общества, Церкви и государства, которые, по моему мнению, способствовали бы благу и процветанию нашей страны.

Я бы хотел, чтобы крупнейшая Церковь моей страны – Русская Православная Церковь - защищала слабых от произвола сильных, чтобы она реагировала на жестокость и несправедливость властей, чтобы в конфликте человека с государственной машиной она всегда была на стороне человека. Я бы хотел, чтобы Церковь не стояла в стороне от тех проблем, которые волнуют людей, от тех конфликтов, которые ставят – уже поставили – под угрозу мир в нашей стране. Я хотел бы знать, что думает Святейший Патриарх об избиении защитников Химкинского леса и о мигалках, об ответственности властей за Кущевскую, за изуродованных в армии новобранцев, за этнические конфликты? Я хотел бы знать, что думает Церковь о бесчисленных дворцах и яхтах высших чиновников? И я бы хотел, чтобы на всей территории нашей огромной страны люди, выходящие на борьбу за други своя, знали, что вся Церковь, от местного священника до Святейшего Патриарха Московского и всея Руси с ними, а не против них.

Я бы хотел, чтобы крупнейшая Церковь моей страны – Русская Православная Церковь, так много претерпевшая от богоборческой власти большевиков, защищала бы не каноническую территорию, а свободу совести, т.е. право каждого принадлежать любой конфессии и любой церкви или не принадлежать ни к какой. Я бы хотел, чтобы она не разделяла религии на традиционные и не традиционные, а поддерживала любого человека на его пути к Богу вне зависимости от того, у дверей какого храма завершится этот путь.

Я бы хотел, чтобы Церковь вдохновлялась примером Святейшего Патриарха Тихона, но не Сергия. Я бы хотел, чтобы иерархи крупнейшей Церкви моей страны, говоря с ее высшими руководителями, если уж те, действительно уверовали в Бога, а не изображают веру, не благодарили их за восстановленные и возвращенные храмы, а обличали коррупцию и роскошь, лицемерие и ложь. Я бы хотел, чтобы священнослужители моей страны являли собой пример нравственности и самоотречения и никогда не давали повода для обвинения в корысти и в сервильности. Я бы хотел, чтобы Церковь оставалась свободной, а значит отделенной от государства, чтобы Православие было свободным выбором тех, кто сознательно сделал этот выбор, но никогда не становилось государственной религией, чтобы в стране никогда больше не было ни государственной религии, ни государственной идеологии.

Я уверен, что все это – в интересах всех граждан России. Я уверен, что все это будет способствовать тому, чтобы люди в нашей стране жили в соответствии с евангельскими принципами, которые давно уже стали нравственным ориентиром как для верующих, так и для неверующих.

Да не оставляют вас силы и да сопутствует вам удача в ваших трудах на благо Отечество и на благо всех, кто вам дорог.
я

Дурак при власти. Письмо большому начальнику.

«Дураков у нас не много,
Но они очень правильно расставлены»
Народная мудрость


Ваше Превосходительство!

Не знаю Вашего имени и звания, но уверен, что Вы – не менее, как генерал, военный или штатский. Знаю только, что Вы отдали приказ перекрыть 19 февраля подходы к памятнику Александру Второму, чтобы Правое дело не могло возложить туда цветы.

Может быть, Вы не в курсе, но мы делаем это каждый год в день подписания Манифеста об отмене крепостного права. Делаем потому, что считаем, что совершил Александр великое дело – отменил рабство, что его реформы, которые сразу же стали называть великими, дали фантастический импульс социальному, промышленному, культурному развитию России. Что именно сворачивание реформ привело к катастрофе семнадцатого года. Но все это Вам вряд ли интересно. Вы учили историю по другим книгам, в которых рабство подается как благо, как проявление то ли духовности, то ли особого пути.

Но, может быть, Вас заинтересует, к чему привели предпринятые по Вашему приказу действия? Царь-освободитель был окружен милицией как какой-нибудь несогласный на Триумфальной площади. Милиция ссылалась на Патриархию (памятник находится на территории Храма Христа Спасителя), Патриархия, с которой я связался – на милицию. Милиционеры при этом характеризовали того, кто отдал этот приказ, т.е. Вас, Ваше Превосходительство, с применением ненормативной лексики, подвергая сомнению Ваши умственные способности и, в целом, Вашу адекватность. Мы провели среди них разъяснительную работу, рассказали и о Великих реформах, и о том, что происходит в стране сегодня. В результате они взяли приготовленную нами корзину цветов с надписью «Царю-Освободителю от партии Правое Дело» и сами поставили ее к подножью монумента.

Не собираюсь говорить с Вами о Законе, о морали, о патриотизме. Взывать ко всему этому у Вас – то же самое, что искать пульс на протезе. Давайте, лучше, посмотрим, к чему привели Ваши действия?

Вы хотели, чтобы не было цветов? Они были положены.

Вы хотели не дать Правому Делу PR? Если бы мы возложили цветы, этого бы никто не заметил, а так – скандал, т.е. PR. Мы к нему не стремились, но все же.

Вы боитесь объединения против власти? Рядом с нами оказались два или три парня из Солидарности и, главное, руководитель Совета церквей Слова Евангельского епископ Ряховский, член Общественной палаты, кстати. Получается, Вы организовали совместную политическую акцию Правого Дела, Солидарности и протестантов – именно так об этом и сообщили журналисты.

Вы, наверняка, во всем поддерживаете Русскую Православную Церковь – Ваши начальники, получавшие в свое время пятерки по научному атеизму, демонстративно крестятся по каждому поводу. Однако Вы втянули РПЦ в скандал – мы ведь сейчас запросы будем посылать, в суды обращаться и т.д. А что будут делать протестанты, не знаю, но, наверное, тоже молчать не будут.

Если это все свидетельствует не о Вашем неполном служебном соответствии, то о чем?

Понимаю, что это не первая Ваша такая удачная операция. Не Вы ли приказали на прошлый Новый Год задержать Людмилу Алексееву, а на этот – Бориса Немцова? У России после приговора Ходорковскому, смерти Магницкого и многого-многого другого и так проблем хватает - Вы добавили. А не Вы ли решили посылать против нескольких десятков несогласных тысячи омоновцев? Теперь на митинги собираются уже не десятки, а тысячи, это не без Вашей помощи. А вешать в Москве цитату из Александра: «Крепостное право лучше отменить сверху, пока оно само не отменилось снизу» тоже Вы запретили?

Конечно, несправедливо все валить на Вас и Ваших сегодняшних коллег. Традиции, никуда не денешься. В Афганистан вошли – убили и ранили десятки тысяч своих и порядка миллиона афганцев, погубили СССР, теперь Бога молим, чтобы НАТО там не проиграло. Вам есть на кого равняться.

Есть три объяснения Ваших действий. Одно. Вы - китайский шпион. По заданию Пекина (Пхеньяна, Тегерана…) Вы подрываете авторитет власти, консолидируете оппозицию, чтобы китайцам (корейцам, персам…) легче было иметь дело с нашим ослабленным государством. В целом, вы неплохо справляетесь с этой работой. Второе. Вы сами оппозиционер и работаете таким Штирлицем, делая вид, что служите власти, а на самом деле, готовите ее свержение. Тоже неплохо получается. Но у меня есть третье, более простое и менее романтичное объяснение. Вы – просто дурак, дурак плохо образованный, не способный просчитывать последствия своих действий. Ваше нежелание отдавать власть, безнаказанность, машину с мигалкой, по-человечески, понятно. Но недостаток интеллекта и культуры не позволяют Вам осознать, что сегодня еще можно уйти если не с почетом, то с гарантиями, а завтра может быть поздно. Порох, на бочке с которым Вы сидите, имеет свойство взрываться.

Претензии, конечно, не столько к Вам, сколько к системе, которая поднимает наверх, не умных, смелых и профессиональных, а лично преданных, главное достоинство которых в том, что им довелось работать, служить или учиться с начальством еще более высоким, чем Вы. А в результате, все более глупые людей принимают все более глупые решения.

Примите и прочее
Леонид Гозман
я

Либерализм и патриархия

«Интерфакс» обратился ко мне за комментарием по поводу позиции патриарха Кирилла в отношении того, что либерализм стирает границу между добром и злом.

Я не согласен с претензиями святейшего патриарха и церкви в целом на монополию в толковании нравственности. Большинство людей вне зависимости от своего отношения к религии и конкретной церкви способны легко, без каких-либо сомнений и указаний извне отличить зло и грех от добра.

Поразивший мир массовый героизм наших соотечественников в период второй мировой войны был в основном героизмом атеистов, людей, воспитанных вне религиозных традиций. А смерть за веру и "за други своя", которую приняли во время этой войны католики, протестанты, иудеи, как миряне так и священнослужители, показывает, что претензии РПЦ на моральное превосходство по отношению к другим церквям необоснованна.
Патриарх, естественно стремится к расширению влияния РПЦ. Но меня тревожит позиция государства, которое на деле постепенно отходит от светских принципов и движется к теократическому.

Еще более тревожит позиция общества, которое с той же готовностью, с которой ранее принимало атеизм и третировало верующих, сейчас готово преследовать атеистов и объявлять себя истинно православным. Особенно неприглядным это выглядит тогда, когда истово верующими себя объявляют вчерашние преподаватели атеизма, советские хозяйственники, выпускники политакадемий. Наши ученые за немногим исключением забыли, что русская наука всегда сопротивлялась диктату церкви и боролась с мракобесием.